Красно-белый феномен

О спартаковских болельщиках ходят легенды. Они бьются с бандитами и осаждают прокуратуры, останавливают поезда и даже влияют на погоду. Еще с довоенных времен дождь – двенадцатый игрок команды, помогающий одолеть соперника…


источник фото: fanat1k.ru

В тот роковой день, когда я отправился на «Открытие Арена», над Москвой стоял антициклон. Было солнечно, прохладно и сухо. Команда проиграла, но часть опроса состоялась до начала встречи. Отбрасываем чистые эмоции и оставляем главное:

Сергей 30 лет, хирург

– За «Спартак» болел мой отец. Он раскрыл мне мир футбола, и этот мир был окрашен в красно-белые цвета. На стадион хожу регулярно, как только позволяет работа. Кстати, лечил травмы некоторых игроков и арбитров. Можно сказать, знаю о них все!

Иван, 25 лет. Пока безработный

– Ну как, это же символ спортивной Москвы! Как вообще можно жить в Москве и не болеть за «Спартак»? У меня есть примета. Когда они побеждают – у меня неделя проходит весело. Как прос…т,- так у меня черная полоса начинается. Сегодня должны победить!
(бедный парень, после матча я его, к счастью, не нашел)

Оксана, 34 года. Менеджер

— Много ярких личностей. Глушаков. Рома Зобнин, Ещенко… Они узнаваемы, и по манере игры, и внешне. Легионеры тоже, конечно, хороши. Но они приходят и уходят. А эти парни остаются.

Лариса 38 лет, преподаватель (после мачта)

– Только не смейтесь… Мне очень нравиться их тренер. Такой обалденный мужчина! Так хочется его утешить! Могла бы, между прочим, если бы охрана пропустила… Хотя нет, вряд ли. Он слишком отдается футболу.

На трибунах спартаковские болельщики субъективны. О фанатских трибунах я не говорю, но даже на трибуне «А» взрослый и солидный на вид человек может встать во весь рост и начать поливать матом судью. За что? Да за то, что «наш упал, а он не свистит». Это заразительно. Через минуту вскакивают уже человек пятьдесят, и повторяют хором. Но это – эмоции внешние. Внутренние не так заметны, но тоже впечатляют.

После матча я видел заплаканные глаза девушек. Трагически искривленные губы мужчин. Я слышал поразительную тишину на долгом пути от стадиона к метро – так возвращаются с официального прощания на похоронах: быстро, молча, опустив голову. Я долго ехал в вагоне, набитом людьми в спартаковской символике. Они не были толпой. Они были обычными горожанами, ушедшими мыслями в свое горе. Каждый в свое собственное. И при этом — «красно-белое».

Отправить ответ

  Подписаться  
Notify of
Другие статьи