Футбольный фанатизм. Откровенные признания Андрея Малосолова. Часть 2

Андрей «Батумский» Малосолов: «Фанаты – сильные люди. Нравственно. Идейно. Физически»

Андрей Батумский Малосолов

Часть 2.

— Как вообще с государством складывались отношения?

С одной стороны, девяностые были, конечно, чудовищными годами нашей страны. Я вообще даже не знаю, как мы её не потеряли. Но для нас, молодёжи того времени, это были в определённой степени золотые годы. Мы много чего реализовали и жили интересной жизнью, естественно, полностью оттолкнув от себя государство. Как и оно нас. Сначала оно нас от себя оттолкнуло, потом мы его послали в жопу.

— Был период в истории российского фанатизма, хулиганизма и футбола, когда фанаты бесчинствовали тогда, когда этого реально можно было не делать. Самый конец 90-х, начало 2000-х – это период схваток с милицией просто по любому поводу. Тогда фанаты могли зажечь один файер – и милиция начинала штурмовать сектор и тут же в ответ их просто били. Происходило то, что сейчас просто невозможно себе представить. Тогда фанаты одерживали кучу побед, в том числе над ОМОНом. Над ОМОНом, хорошо подготовленным! Это всё превратилось в историю побоищ, причём немотивированных.

Фанаты ЦСКА

— В результате чего так произошло?

— Это некая наросшая негативом история. С 80-х годов фанатизм был социально неприемлемым явлением для государства. Оно зачем-то с ним боролось… Хотя фанаты не были антисистемно настроены к государству. Они могли друг друга ненавидеть, но к государству такого отношения не было – антисоветчины и тому подобного. Тем не менее. И это притом, что всё было закрыто, никто за рубеж не ездил. Фанатизм сам по себе развивался. Вроде бы, по тем же лекалам, что на западе, но, во-первых, с неким отставанием, а во-вторых, со своим очень ярко выраженным характером, со своей аутентичностью. А менты вместо того, чтобы в какой-то момент просто отпустить стремена и сказать: «Берите свои флаги, вот вам сектор» и тому подобное, боролись с этим явлением. Все 80-е годы прошли под знаком того, что в Москве нельзя было быть фанатом. В каких-то городах – возможно, а в Москве – нет. За значок не допускали на стадион, за хлопки выводили рядами. Кто-то хлопнул – ряд на выход. Тогда система не совсем понимала, что подобного рода репрессалиями обратного добиваешься. Потому что люди после этого не боялись хлопать, следующие хлопали уже назло. Потом все хлопали – и всех выводили. Плюс ко всему, была вот эта ментовская тупость.

— А на выездах?

— Там вообще не было гостевых секторов. И конфликты на выездах зачастую возникали не потому что там фанаты какие-то плохие, а потому что их сажали в кучу местных, а местным зачем это? Приехали какие-то москали волосатые, с серьгами в ушах… Сколько раз было так, что из-за этого возникали просто страшные беспорядки!

Драки фанатов Спартака и ЦСКА

— Например.

— В 91-м году мы поехали во Владикавказ, тогда – Орджоникидзе. Нас было всего-то 11 человек, но идиоты милиционеры нас посадили не просто куда-то среди людей, а на первом ряду на центральной трибуне под ВИП-ложей! Типа сидите и болейте. И на первой минуте ЦСКА забивает. Мы, конечно, вскакиваем, а какой горячий местный житель простит, что кто-то приезжий вскакивает?! И началась драка, камни полетели, милиция повязала… Просто ужас. И так происходило везде. Не было отработанного механизма. Причём очень долго не могли придумать, что с этим делать. Додумались более-менее только годам к 2005-2007. А ведь подумать только, в конце 80-х – начале 90-х нельзя было махать флагом на древке! Просто дичь! То, что у современного человека вообще в голове не укладывается! Почему нельзя флаг на древке? Потому что «вы мешаете болеть». Кому?!

— И это, надо полагать, вызывало обратную реакцию.

— Естественно. Потому что это было несправедливо, это было нечестно, глупо в конце концов… Просто надел маленький значок – а тебя из-за него выводили! Флаг было нельзя, это было нельзя, то было нельзя… Плюс в регионах свои были особенности. Например, харьковские менты серьёзно преследовали фанатов «Металлиста» потому что у них были жёлто-синие цвета. Власти считали, что это «вильна Украина», а что это такое в Харькове тогда вообще никто не знал! Белецкий тогда, возможно, даже зачат не был. И вся вот эта бандеровская сволочь. В Минске вообще всех фанатов преследовали. Город полицейский был. И так далее. Вот сидите тихо – и всё. Если бы всего этого не было, то вся ультрас-культура – перфомансы, флаги, красота, — возникла бы ещё в начале 2000-х. И всё было бы совсем по-другому. А тогда этот «накалившийся порядок» и приводил к разного рода случаям.

Футбольные фанаты в 90е

-Теперь насчёт врагов. Как известно, у фанатов разных клубов есть различные взаимоотношения, зачастую враждебные. Чем это вызвано помимо того, что команды, которые вы поддерживаете, являются конкурентами?

— Люди, безусловно, конкурируют между собой, а уж в спорте эта конкуренция развита до невероятных масштабов, и без этой конкуренции футбол был бы заурядным гонянием мячика по полю. Противостояния – они издревле и в нашей державе, и в других странах рождались на уровне «село против соседнего села», «город против соседнего города»… Скажем, краснодарцы почему-то не любили ростовчан, хотя казалось бы, чего им делить?.. Голландцы не любят бельгийцев, дурачками их считают… В общем, это всегда складывалось из психологии человека.

— Как это впервые коснулось лично Вас?

— Моё знакомство с околофутбольным насилием началось так. Я никого не трогал, совершал свой второй выезд в Ярославль в 88-м году. 30 градусов жары, я шёл в своём шарфе красно-синем, который мне бабушка связала. Молодой парень. Точней, просто сопливый школьник. Шёл один к стадиону и на меня накинулись два пьяных местных гопника в трениках. Пытались сорвать с меня шарф. А мы же тогда завязывали на пять узлов, чтобы не сорвали. Шарф нельзя было терять. В случае потери – это, так сказать, конец твоей карьеры. Что я мог сделать против двух здоровых мужиков?.. Повалили меня… И вдруг из соседнего парка вышли двое взрослых мужиков уже наших. Ну как мужиков, парней лет 23-25, но по тем временам это были «старики». С двух ударов уложили гопников, поддержали: «Давай, парень, пойдём, будь здесь аккуратней», забрали меня с собой и отвели к стадиону. Я тогда понял, что это моё.

Футбольные фанаты хулиганы

— Вот что любопытно. Например, играют ЦСКА – «Спартак». Перед матчем армейцы наваляли спартачам или спартачи армейцам – это ведь никак не сказывается на результате матча.

— Абсолютно. Это уже свой чемпионат между фанатами. Зарождалось это в 70-е годы. Первым зародился «Спартак» в 72-м году, в 74-м – «Динамо», мы – в 75-м ближе к концу сезона. Когда зародились фанаты ЦСКА, они совершенно не имели намерения кого-то бить или тренировать. Просто абсолютно взрослый на тот момент состав «Спартака» приезжал на матч ЦСКА и, основываясь на во-многом идеологических суждениях, что вот, это клуб армии, забирает всех и стрижёт под гребёнку, били болельщиков. Про клуб было в какой-то степени правдой, но били-то они не футболистов, не начальников команды и не генералов, а, да, тех болельщиков, которые туда приходили. Обзывали «конюшней»…

— Вот прошлый сезон российской премьер-лиги закончился, потом начался новый. Всё чётко и понятно. Но указанный Вами фанатский чемпионат – он же никогда не прекращается. Какая мотивация? Ведь сегодня одни, завтра другие – и так без конца.

— Это самое настоящее первенство, где ведётся свой учёт, где ведутся свои рейтинги, где есть свои герои и антигерои. Это целый мир, который в локальном российском варианте насчитывает десятки тысяч человек, а в европейском – сотни тысяч.

— Фанаты разных стран контакты поддерживают?

— Да, в отличие от политиков. Русские и европейские фанаты между собой умеют общаться и умеют договариваться. Более того, Россия – это непререкаемый авторитет в мире фанатизма. На нас равняются и с нас берут пример. После событий в Марселе все фанаты Европы хотели быть похожими на русских и также навалять англичанам или кому-нибудь другому.

— При этом хотелось бы сказать, что события на Донбассе, вся эта «майданная история», да и вообще события последних лет очень многое изменили. И с теми, кому мы бы раньше руки не подали, сегодня мы стали ближе, появились общие темы. Православие, отношение к Донбассу, другие житейские моменты… Мы можем и общаться, и культурно договариваться и даже дружить.

Фанаты ЦСКА жгут файеры

— До событий Майдана ничего подобного не было?

— В первый раз я увидел болельщика «Спартака» в метре от себя без искажённой ненавистью или болью физиономией в 98-м году во время дефолта. В день дефолта мы встретились со спартачами банда на банду и решали вопрос о введении всероссийского нейтралитета на матчах сборной России. Это было 17 августа 1998 года. Именно тогда я впервые увидел их в лицо. Смотрел с таким интересом – вроде бы, лица нормальные, не идиоты какие-то, не дебилы. Нам всем казалось, что за «Спартак» только дебилы могут болеть. Чуть позже фан Мамуля меня познакомил с фанатом, одним из лидеров первого состава «Гладиаторов», Борей Башней. Такая двухметровая рама. Оказалось, интеллигентный человек, и мы с ним подружились. Мы друзья до сих пор. Он занимает высокое положение, работает в Администрации Президента, но начинал также как хулиган, весь искромсанный, шрамов куча… И вот когда я с ним познакомился, спросил тогда: «Борь, неужели у вас есть люди вроде тебя, с которыми можно о чём-то говорить? Мы-то считали, что вы все полные дебилы…». А он говорит: «Да и мы считали, что вы все дебилы и подонки конченные, отморозки». То есть вот так. Безусловно, трансформация происходит, и сейчас не редкость, когда люди, особенно прошедшие все «мясорубки» старики, могут встретиться случайно где-то в баре, вместе выпить пива, вспомнить старое и по-человечески разговориться.

— Но противостояние никуда не девается?

— Безусловно, оно остаётся. И так будет, природу не обманешь. Конечно, мы, люди православной культуры, больше друг другу прощаем. Да и у Бога за те грехи, которые мы натворили, мы будем просить прощения.

Источники фото: cskanews.com, cska.in, samaratoday.ru

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, вам нужно
  Подписаться  
Notify of
Другие статьи