Сергей Лапочкин: о футбольных арбитрах или ничего, или – плохо

На сборах в Турции корреспонденты FOOT.LIFE пообщались с 35-летним арбитром из Санкт-Петербурга Сергеем Лапочкиным. Сергей, ездивший летом на Евро-2016 в составе судейской бригады Сергея Карасева, рассказал, как арбитр справляется с давлением, которое на него постоянно оказывается, почему современный футбол становится жестче и где больше брани: в мужских или женских матчах (а он работал и на тех и на тех).

Сергей Лапочкин: о футбольных арбитрах или ничего, или – плохо. Фото 1.

— Сергей, какими качествами должен обладать футбольный арбитр, чтобы состояться как профессионал?

— Умением применять теоретические знания в жестких условиях полевой игры, в движении, на скорости. Запомнить несколько сотен теоретических правил не так уж трудно. Но на исходе второго тайма, когда пробегаешь свой десятый или одиннадцатый километр, и в глазах все прыгает от усталости и нервного напряжения, оценить ситуацию сообразно правилам бывает очень не просто. Нужно быть готовым к физическим нагрузкам, держать себя в форме. Без этого – никуда. И еще — психологическая устойчивость. Футбольных судей ругают всегда и все. Это по определению самая “ругательная” профессия на свете. В Премьер-лиге, в Лиге Европейских чемпионов, вообще в Большом футболе за каждой из команд стоят не просто игровые амбиции футболистов и тренеров, а престиж и огромные деньги. Когда команда проигрывает, мало кому хочется искать проблемы в самих себе. Куда проще обвинить в поражении судью. У футболистов могут быть удачи и неудачи, их ругают за упущенные моменты и хвалят за моменты реализованные. У них большая и разнообразная пресса. В адрес арбитров идет один негатив. Забейте в интернете фамилию любого из нас – и вы найдете только критические отзывы о матче прошлого или позапрошлого года. То, что за это время хорошо обслужено с полсотни других встреч, в расчет не принимается.

— То есть о судье вспоминают не тогда, когда он отработал безукоризненно, а тогда, когда что-то пошло не так?

— Как правило. Мы все время под давлением. Футболистов, трибун, футбольных специалистов, прессы, камер… В Премьер-Лиге ключевые моменты просматриваются с тринадцати камер, во время международных матчей камер может быть еще больше. Принимать непопулярные решения под таким надзором способен только очень уверенный в себе человек.

Сергей Лапочкин: о футбольных арбитрах или ничего, или – плохо. Фото 2.

— Что же компенсирует вам весь этот негатив?

— Большой футбол – это большой праздник. Статусные матчи проходят в потрясающей атмосфере единения трибун и любимых команд. Над заполненным стадионом буквально висит аура надежд, восторгов, восхищения от игры своих любимцев, ликование от забитых голов, горе от упущенных моментов… Все это повышает адреналин не только игрокам, но и нам, судьям.

— А если с трибун в ваш адрес доносится гул негодования? Это может повлиять на принятие решения?

— Решения принимаются мгновенно. Со скоростью мысли. Она опережает звук. Звуковая волна реакции на действия судьи докатывается к нему через несколько секунд, когда менять что-то уже поздно. Отдельные неприятные или даже оскорбительные выкрики в ней тонут. Это, кстати сказать, еще одна причина, по которой мы не любим полупустые трибуны.

— Бытует мнение, что, несмотря на все усилия ФИФА, футбол с каждым годом становится все более жестким. Что это – недоработка судей? Или стремление игроков к победе любой ценой?

— Возможно, это веление времени. Сама жизнь становится жестче, а футбол, в какой-то степени, отражение жизни. Но вот, что получается. Довольно часто футболисты нам говорят: мы за контактный футбол, наши болельщики – тоже. А потом, когда мы предоставляем командам такую возможность, начинаются жалобы: «меня толкали и били, а судья не реагировал!». Для многих идеальный расклад таков: я играю жестко, меня боятся, и потому в ответ играют мягко. Согласитесь, не самая честная позиция? В Англии, например, установки совсем другие. Но в целом, в России, на мой взгляд, сложился неплохой микст из национальных традиций и той манеры игры, которую привносят легионеры. Как суровые северяне, так и более темпераментные южане.

— Легионеры – это для судьи лишняя головная боль?

— Я бы так не сказал. Они все – профессионалы, и прекрасно знают как формальные, так и неформальные правила поведения на поле. Порой, даже лучше наших футболистов. Но, конечно, при каждом новом трансфере приходится изучать этого игрока, для того, чтобы, так сказать, знать чего от него ожидать. Если это звезда, то о нем всегда много информации, много видеозаписей с его участием. Если игрок малоизвестный — то, как в пословице, получаем «кота в мешке».

Сергей Лапочкин: о футбольных арбитрах или ничего, или – плохо. Фото 3.

— Что вам меньше всего импонирует в игроках?
— Когда игрок прячется за моей спиной и начинает фолить исподтишка. Представьте: атака ушла вперед, все внимание судьи (как и внимание игроков и болельщиков) сосредоточено на опасном моменте у ворот, футболисты бьются в штрафной, а кто-то в это время, приотстав, начинает сводить счеты!
— Насколько я знаю, вам доводилось обслуживать не только мужские, но и женские встречи. Как, по-вашему, могут ли женщины-арбитры судить матчи мужского чемпионата? Может быть, это пробудит в игроках какие-то рыцарские чувства, и игра пойдет чище?
— Вы не поверите, но такого количества брани в свой адрес, как на встречах женских команд, я не выслушивал ни в одном, самом напряженном, матче мужской Премьер-лиги! Женский футбол более эмоциональный. В нем много визга, всяких задержек, блокировок… Мужики дольше терпят, но уж если бьют, так бьют конкретно! И нагрузки в мужском футболе повыше. Что касается рыцарских чувств, то их, я боюсь, хватит разве что на первый матч. Разделение судейства по гендерному признаку возникло не случайно. Так удобнее и судьям, и игрокам.
Сергей Лапочкин: о футбольных арбитрах или ничего, или – плохо. Фото 4.

(Все фото — из личного архива Сергея Лапочкина)
Андрей Зенков,
Виктория Бабенко

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, вам нужно
  Подписаться  
Notify of
Другие статьи